ВЛИЯНИЕ ЦИФРОВЫХ МЕДИАТЕХНОЛОГИЙ НА ТРАНСФОРМАЦИЮ ГЛОБАЛЬНОГО СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА

Логвиненко В.П., Радыгин Д.И., Марченко В.М., Марченко М.А.  ВЛИЯНИЕ ЦИФРОВЫХ МЕДИАТЕХНОЛОГИЙ НА ТРАНСФОРМАЦИЮ ГЛОБАЛЬНОГО СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА: АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ – Большая Евразия: Развитие, безопасность, сотрудничество. Ежегодник. Вып. 1. Ч. 2 / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества; Отв. ред. В.И. Герасимов. – М., 2018. – 694 с. ISBN 978-5-248-00904-6

 

Ключевые слова: цифровые медиатехнологии, социальная практика, устойчивое развитие, социального пространства, гражданское общество, процессы самоорганизации, подготовка кадров

Keywords:  digital media technologies, social practice, sustainable development, civil society, self-organization processes, personnel training

 

           Начало 21 века проявило целый ряд признаков трансформации глобального социального пространства, обусловленных существенным влиянием цифровых технологий на все сферы жизнедеятельности человека во всем мире.  Кроме того, на наших глазах происходит смена технологического уклада в экономике, развитие новых отраслей науки и техники: биотехнологии, нанотехнологий, оптоэлектроники; аэрокосмической промышленности и других отраслей, развивающихся на микроэлектронных компонентах. 

            Анализ процессов и явлений социального уровня обоснован, в первую очередь, с позиций междисциплинарного подхода и на основе системы социально-гуманитарных знаний.  Однако если рассматривать процессы в обществе под ракурсом развития информационной среды, то обращает на себя внимание то, что теоретическое осмысление этого процесса, недостаточно полно.  В первую очередь, отмечается размытость понятийного аппарата. На это, в частности, обращает внимание В. Ф. Иванов: “Традиционно размытым является содержание термина "информация", ее классификации и формы существования. По-разному понимается сущность процесса коммуникации и ее целей.[1]   В различных науках проявлены различия во взглядах на содержание базового термина процессов информатизации, при этом в каждой науке понятие «информация» связано с различными системами понятий.  В информатике, как известно, предметом изучения науки являются данные: методы их создания, хранения, обработки и передачи. В своем Футурологическом прогнозе Юваль Ной Харари задается вопросом: «Как будет выглядеть наша планета через сто лет?  Это решат люди, владеющие данными.  Те, кто контролируют данные, контролируют будущее не только всего человечества, но и всего живого на Земле»[2].  Однако, несмотря на то, что данные признаются важнейшим ресурсом в мире, дискуссия о их регулировании только начинается. По мнению ряда авторов, помимо представителей делового мира, в эту дискуссию должны вступать ученые, философы, юристы, поэты, так как от этого зависит будущее всего живого. 

Очевидно, что необходимость познания новых процессов и явлений порождают новые гипотезы, новые направления теории эволюции. Одновременно с этим публичная социально- экономическая и политическая практика диссонирует с усложняющейся с точки зрения познания социальной действительностью, характерными признаками которой являются:

1. Развитие сетевых структур. Как известно, первичной функцией сетевого информационного пространства является обеспечение независимых коммуникационных связей между людьми.   Известно, что уже в конце 20 столетия М. Кастельс отмечал, что именно сети составят новую социальную морфологию наших обществ[3]. В понятийное поле был введен термин «сетевое общество», которое описывает явления, связанные с социальными, политическими, экономическими и культурными изменениями, вызванными распространением сетевых, цифровых информационно- коммуникационных технологий.  Сегодня в дополнение к электронной почте такие ресурсы, как Facebook, Твиттер и Vkontakte, Hangouts.google и др.   позволяют осуществлять мгновенный обмен сообщениями между людьми, создавая коммуникационные основы дальнейшего развития сетевого общества в наши дни.  Следствием развития сетевого общества, в частности, является интернализация социальной жизни и ослабление государственного суверенитета, который еще в 20 веке был одной из наиболее значимых черт социальной жизни общества.

2. В контексте современной концепции футурологии уже более 10 лет стремительно развивается “Интернет вещей” (Internet of Things, IoT) , объединяя реальные вещи в виртуальные системы.  Концепция подразумевает, что “интернет вещей” способен серьезно повлиять на развитие современного общества, поскольку позволит многим процессам происходить без участия человека.  Ключевая идея концепции – соединить между собой все объекты, которые можно соединить, подключить к сети, и за счет этого получить синергию, что-то вроде «2+2=5».[4]

По данным Ericsson Mobility Report, сегодня в мире насчитывается более 16 млрд подключенных устройств. К 2022 году – это число достигнет 29 млрд, и 18 из которых будут устройствами мира IoT[5].

Взаимосвязанная система коммуникативных и информационных технологий с интернетом вещей (IoT) положена в основу концепции «Умный город», создающая предпосылки для упрощения управления внутренними процессами города и улучшения уровень жизни населения. Развитие умных городов, которым предрекают активное развитие, требует немалых затрат и применения современного оборудования, а для хранения больших данных нужны будут новейшие сервера и решение множества других вопросов.

3. Цифровые технологии уже заняли решающую роль по степени влияния на деловую сферу жизни человека, развитие экономики, культурную сферу. Как отмечает А.В. Чернышева, С.А. Макарычев в своей публикации “Влияние информационных технологий на формирование глобального мира”: “…информационные технологии полностью переворачивают классические теории управления индустриальной эпохи, базовые институты которой (собственность, стоимость и рыночная самоорганизация) претерпевают нарастающую деструкцию”[6].  Цифровые технологии оказывают существенное влияние на трансформацию рынка труда, как глобального, так и национальных рынков, нивелируя их традиционные отличия. 

Важно отметить, что в этом контексте доминирующую роль призваны занимать процессы самоорганизации, являющиеся не только объективной составляющей процессов развития, но и отражением новой действительности, в которой наряду с человеком действует робот или компьютер.

4.  По мере появления компьютерных систем, способных действовать не просто автоматически, но и автономно (обучаться на собственном опыте, принимать решения, изменять инструкции в собственных программах и создавать для себя новые инструкции), получивших в технической литературе название интеллектуальных агентов, ломаются и правовые устои. 

Сегодня активно обсуждается вопрос, стоит ли придать программе-роботу статус субъекта права, чтобы освободить человека от риска нести ответственность за ошибки или неточности, которые допускает робот при работе с контрактами. В дискуссии по поводу признания правосубъектности компьютеров, высказываются мнения о необходимости развития особой сертификационной системы для интеллектуальных агентов и введением системы для их маркировки.  Как отмечают эксперты, это будет основным вопросом, от которого будет зависеть степень использования систем интеллектуальных агентов. 

Следует также отметить, что отдельные авторы поддерживают идею создания правовых условий для программ-роботов. Например, Л. Уэйн отмечает: «Оставленные без контроля интеллектуальные артефакты должны нести ответственность независимо от людей, ими владеющих, с позиции универсальной концепции ответственности основных правовых систем в течение истории»[7].

В данном контексте невозможно не упомянуть важнейший аспект современной действительности «криминальный шлейф интернета вещей».  Новые риски затрагивают все сферы социально-экономической жизни населения, экономических и политических структур всего мира.  Причем, по мнению отдельных экспертов: «Наша зависимость от технологий растет намного быстрее, чем способность обеспечивать от них защиту при использовании криминалом и террористами.[8]   

5.  Сетевые организации стали эффективной формой функционирования мировых элит. В своих исследованиях Ю. Ирхин отмечает: “Важную роль в функционировании мировых элит играют их организации, имеющие международный, сетевой характер. Они выполняют функции соответствующей координации деятельности мировых элит; способствуют разработке их актуальных программ и стратегических глобальных проектов; повышают воздействие на мировое общественное мнение, международные и национальные организации и структуры; обеспечивают реализацию соответствующих интересов. К числу наиболее известных и влиятельных сетевых организаций мировых элит (прежде всего, англо-саксонской и западно-континентальной) относятся "Бильдербергский клуб" и "Трехсторонняя комиссия"[9].

6.  Информатизация приводит к расширению информационных связей между регионами, странами, народами и т.д.  В результате, значительно усиливается взаимовлияние разных социокультурных систем, что приводит к изменениям материальной культуры, обычаев и верований, то есть к аккультурации.  Очевидно, что предусмотренных в Евразийском Союзе Статьей 4 Договора о ЕАЭС от 29 мая 2014 года "четырех свобод"[10] (свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы), сегодня недостаточно для формирования скоординированной, согласованной стратегии даже в пределах экономических отношений этого Союза в условиях цифрового мира.

7. Учитывая, что человек является творцом цифрового мира, актуальным становится вопрос насколько мозг человека может конкурировать с компьютером.  В работе физика Алексея Цвелика «Треугольник Пенроуза» («Новый ум короля») поднята проблема искусственного интеллекта. В этой книге он отстаивает точку зрения, что человеческий интеллект является именно человеческим, то есть его нельзя воспроизвести в какой-то другой конструкции, поскольку физический состав нашего мозга играет определяющую роль в том, как функционирует наше мышление и как мы решаем возникающие перед нами задачи. По этой причине популярное ныне сравнение человека с компьютером ложно[11]

Важным представляется отметить и результаты исследований Каплан, д. биол. наук, психофизиолога, профессора МГУ имени М.В.Ломоносова, который утверждает, что мозг человека структурно не меняется и по схемотехнике он остается практически таким же, как у доисторических людей из пещер Кро-Маньона на юго-западе Франции…. На вопрос, что делать, исследователь отвечает: «Назад в пещеры?  Нет, назад хода нет, но есть все возможности обратить наши высочайшие технологии в помощь восстановлению, сохранению и увеличению ресурсов мозга человека. В частности, нейроинтерфейсные технологии, разработкой которых я занимаюсь, позволяют регулировать информационные потоки по прямым каналам непосредственно от мозга.»[12]

Член-корреспондент РАН С. МЕДВЕДЕВ (г. Санкт-Петербург) в конце прошлого столетия отмечал, что несмотря на все достижения современной науки, человеческий мозг остается самым загадочным объектом. Ученые смогли "проникнуть" в глубины мозга, не нарушая его работы, и выяснить, каким образом происходит запоминание информации, обработка речи, как формируются эмоции.  Вместе с тем, одной из основных задач современности является расшифровка нервного кода, понимание того, как конкретно обеспечиваются высшие функции мозга. Скорее всего, это можно будет сделать через исследование взаимодействия элементов мозга, через понимание того, как отдельные нейроны объединяются в структуру, а структура - в систему и в целостный мозг.[13]  В основу популярной в нейробиологии теории нейронных сетей положены идеи и алгоритм Рассела, базирующийся на признании дискретизация реальности, предположении о том, что все наши ощущения можно разбить на отдельные кусочки, из которых потом должна каким-то образом синтезироваться единая картина нашего сознания.

Как видно из вышеприведенного, проблематика трансформации социально- экономического пространства 21 века, сопряжена с необходимостью на практике решать задачи 1+1=2 (или задач межсистемного взаимодействия разнокачественных объектов и процессов, не имеющих решения в математике).  Однако, исследователями отмечается проблема, которая состоит в том, что IT - отрасль продолжает развиваться (вживляться в систему традиционных отношений) эволюционно, "по наитию"[14],  и  остается недостаточно осмысленной.

Вместе с тем, независимо от степени исследования и понимания процессов трансформации общества, человек становится не только создателем и участником, но и заложником новой цифровой действительности. Ведь интернет представляет собой не узко функциональную технологию, а глобальный системный феномен, обладающий свойством саморазвития и создающий широкий спектр социокультурных эффектов.

Помимо оценки возможностей и ограничений человека в современном мире цифровых технологий, важнейшим аспектом управляемости новой информационно насыщенной реальностью является использование адекватных междисциплинарных концептов, как обосновывающих проявившиеся уже процессы и явления, так и предвидящих появление новых.

В конце 20 века до настоящего времени наиболее популярными терминами, отражающими модель постиндустриального общества, являются «информационное общество» и «общество знаний».  В этом контексте, не затрагивая проблему определения понятия «информационное общество», приведем, на наш взгляд, важный аспект проблемы развития социума в современный период. «В информационный век можно говорить о двух альтернативах: тоталитарном и демократическом порядке знания. Оба они отражаются в духовной сфере. Мы надеемся, что основная тенденция общественного развития ведет к демократии, поскольку при тоталитарном порядке научное исследование и система образования сильно идеологически регламентированы, тогда как при демократическом порядке речь идет о свободном научном исследовании и обучении. В современной сфере исследования и обучения существует два основных способа организации теоретических знаний: первый ориентирован на монологическое мышление и фактически соответствует тоталитарной организации знаний, второй согласуется с плюралистическим, диалогическим стилем мышления и демократической организацией знаний»[15]

Нет необходимости, на наш взгляд, обосновывать важность образования для адаптации к условиям цифровой экономики.  Ведь, как отмечено, “для того, чтобы преуспеть в нематериальной экономике, организациям и каждому человеку следует освоить приемы работы, которые отличаются от их прежних навыков в такой же мере, в какой птицы отличаются от камня[16]

Современный процесс информатизации ведет к формированию не только новой информационной среды «обитания людей», но и нового, коммуникационного уклада их жизни и профессиональной деятельности. Этот процесс откладывает свой отпечаток на образовательные технологии, вызывая необходимость ставить и решать проблемы эффективного общения, как наиболее актуального и перспективного для современной теории и практики обучения специалистов. На наш взгляд, информационный потенциал сегодняшнего общества определяется не только уровнем развития техносферы, но и уровнем информационной культуры населения.

В России несомненна актуальность задачи создания системы непрерывного медиа образования для широких слоев населения.   Особенно важны программы информационной грамотности для детей, т.к. интернет играет в жизни и развитии детей активную роль и влияет на формирование психических и когнитивных процессов и социализацию.  Если до эпохи новых инфокоммуникационных технологий высшие психические процессы развивались в непосредственном социальном взаимодействии взрослого и ребенка, и детей между собой, то сегодня Интернет в значительной степени опосредует такое взаимодействие.

При этом, как показывает наш опыт взаимодействия с семьями, особую озабоченность вызывают вопросы “безопасности” представителей подрастающего поколения в глобальной Сети.  Наш опыт дает основание предполагать, что сегодня возрастает роль и значение образования детей в семье.  Однако проблема формирования современного ребенка в домашних условиях недостаточно разработана. При этом “барьерами”, сдерживающими развитие информационной подготовки населения, являются:

– отсутствие единого подхода к пониманию сущности информационной подготовки и медиаобразования. Процесс подготовки ошибочно ассоциируется не только в массовом сознании, но и на уровне Министерства образования России преимущественно с компьютерной грамотностью и ИКТ-грамотностью;

– стихийность, необязательность информационной подготовки и медиаобразования, реализуемых на базе детсадов и школ;

– отсутствие в России центров, координирующих усилия многочисленных специалистов различных областей знания по достижению целей развития информационной подготовки и медиаобразования граждан;

- отсутствие семейно ориентированных мероприятий по развитию медиа-информационной грамотности в малых городах и селах;

-  высокие цены на курсы по медиаграмотности и форумы в центральной России, за рубежом и полное отсутствие популяризации центров “встречи” профессионалов мирового уровня для семей из глубинки России.

Каждый человек должен получить максимум преимуществ от свободного доступа к информации и эффективным технологиям цифрового мира.  Причем, по нашему мнению, цифровая компетентность включает в себя не только знания и умения, но и другие важные компоненты: мотивацию человека к развитию и формирование его социальной ответственности как участника цифрового мира.

Цифровая экономика стирает границы между странами и главной проблемой новой сферы деятельности становится дефицит кадров, свободно владеющих медиатехнологиями.   На специальной сессии Давосского форума, посвященной будущему образования, эксперты сошлись на тезисе: «для того чтобы "не выпасть" из технологического процесса и не остаться на задворках социальных благ, важно постоянно развиваться и учиться. Уже сейчас это самый востребованный навык для человека.[17]  Современному человеку также необходимо учиться разграничивать виртуальную и реальную жизнь, а также всегда помнить, что интернет-общение никогда не сможет заменить живое. 

Подавляющее большинство решений IT требует активного или пассивного участия человека. Может ли государство держать под контролем инновационные процессы, сопутствующие лавинообразному развитию сетей, баз данных, интернет- вещей, в развитии которых принимают участие и отдельные граждане и группы людей, объединенных идеей или проектом, позволяющими им реализовать свой творческий и профессиональный потенциал и желающих быть причастными к решению актуальных проблем развития общества?  Конечно, нет.  Кроме того, это противоречило бы направленности развития современных суверенных демократических государств 21 века.   Учитывая, что понимание необходимости перехода к единой концепции медиаинформационной грамотности, продвигаемой на международном уровне ЮНЕСКО, лишь начинает возникать в нашей стране, в сфере освоения цифровых технологий сегодня присутствует самоорганизация граждан как объективная составляющая социально-экономического развития в условиях демократического общества.  Ведь потребность личного самосовершенствования мотивирует людей искать предложения, совпадающие с их представлениями о возможности их удовлетворения.  Причем, государству важно не столько регламентировать (учитывая, что эту задачу выполняют правовые механизмы), сколько находить способы учета, поддержки и поощрения инновационных гражданских инициатив, направленных на решение актуальных задач общества.

Развитие цифровых медиатехнологий является важнейшей составляющей современных интеграционных процессов в экономике и трансформации социопространства, как в пределах отдельной страны, так и мира в целом.  Развивается феномен цифрового гражданства как электронного вида подданства.  В некоторых европейских странах такой тип подданства уже вступил в законодательную силу, а в РФ запланирован на ближайшее будущее. 

Сегодня несомненна важность организаций и союзов, зарождающихся на пересечении разных культур и языков, для оценки современных процессов и явлений и достижения провозглашенных ими целей.  Однако, учитывая, что любые союзы, в том числе Евразийский экономический союз, имеют политический контекст и решают важнейшие для современной социальной реальности проблемы, важно, чтобы теоретико-методологический базис, положенный в основу их развития, учитывал, как тенденции развития инновационных технологий, так и последствия развития IT-пространства. 




[3] Кастельс М. Становление общества сетевых структур//Новая постиндустриальная волна на Западе: антология.

М. Academia, 1999

[13] Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/11158/ (Наука и жизнь, ЧТО ЗНАЕТ НАУКА О МОЗГЕ)

[16] "Интеллектуальный капитал - новый источник богатства организаций"

 (Stewart T.A. Intellectual Capital. The New Wealth of Organizations. N.Y.-L., Doubleday / Currency, 1997. Copyright - T.A.Stewart 1997)

 

Примечание:

Полный текст доступен по ссылкам:

http://ukros.ru/archives/18273

https://www.academia.edu/37813798/

http://innclub.info/?p=14038

http://rkpr.inion.ru/files/download/100056222/

http://rim.inion.ru/ras/view/publication/general.html?id=100042545