ОСОБЕННОСТИ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ ЦЕЛЕЙ И СТРАТЕГИИ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Логвиненко В.П. 

Опора на теоретико-методологическое (научное) обоснование является наиболее уязвимым звеном в системно-деятельностной цепочке, связанной с формированием и реализацией стратегических направлений развития социума на всех уровнях его современной организации. Последний экономический форум в Давосе продемонстрировал озабоченность его участников по поводу тенденций развития мира, растущего неравенства и угроз, связанных с этим, проявил непримиримые позиции ведущих стран мира по отношению к глобализации.

Аналитики отмечают, что главным критерием того, какие страны, какие общества могут претендовать на роль лидеров мирового развития является способность производить новые научные знания и новые технологии. Согласно статистике, 80% обладателей наиболее важных патентов, причисляемых к данной категории, выданы американским и европейским университетам, лабораториям, корпорациям и другим участникам производства интеллектуальной основы развития.

Предпринимаемые попытки решения проблем на основе программ долгосрочного развития, в первую очередь целей в области устойчивого развития, не приводят к достижению программных целей. Более того, глобальный кризис усугубляется. Сегодня Цели в области устойчивого развития (ЦУР) представляют собой набор программных направлений (17 целей преобразования нашего мира): первая из которых предусматривает конец бедности во всех её проявлениях к 2030 г.; вторая - стремится покончить с голодом и всех форм недоедания к 2030 г.; десятая - призывает к сокращению неравенства в доходах.

В оценке реализуемости целей устойчивого развития наши выводы частично совпадают с позициями авторов ряда публикаций. Так, доцент кафедры мировой политики СПбГУ Елена Владимировна Стецко в статье «Устойчивое развитие как политический брэнд», учитывая значение, которое сейчас придаётся концепции и политике устойчивого развития, обращает внимание на возможные варианты восприятия и реализации данной программы, в частности отмечая: «Концепция устойчивого развития имеет теоретическую и идеологическую стороны. Теоретически — это модель учёта глобальных рисков и разработки количественных индикаторов развития. Идеологически — это политический брэнд, использование которого поддерживает существующую мировую политическую и экономическую систему. Реализация её в одном государстве или группе государств — сродни идее построения коммунизма в одной отдельно взятой стране. Единственным, но серьёзным, положительным моментом является возможность постепенного формирования человека с новыми ценностями и экологическим сознанием. Однако, процесс этот очень долог, и хватит ли на это ресурсов Земли — покажет время».[1]

Заметим, что в докладе Генерального секретаря ООН на сессии Экономического и социального совета 2014 года «Возможная сфера охвата и методология глобального доклада об устойчивом развитии» выделен ряд проблем, имеющих прямое отношение к теоретической обоснованности как концепции устойчивого развития, так и любых других стратегических программ развития. В частности отмечается: «учёные и структуры Организации Объединённых Наций предлагают длинный перечень секторальных и агрегатных показателей. Все они разрабатывались для достижения различных целей и с учётом различных организационных интересов. В частности, полностью отсутствует согласие в отношении всеобъемлющего агрегатного показателя прогресса в области устойчивого развития, который мог бы дополнить валовой внутренний продукт (ВВП)»[2].

В ответах на вопросник глобального доклада о возможной сфере охвата и методологии устойчивого развития подчёркивается:

- по-прежнему не решена задача обеспечения высокого качества данных и возможностей аналитической работы, особенно в развивающихся странах, и из существующих оценок можно извлечь ряд соответствующих уроков.

В разделе: «Решение проблем и наблюдение за наличием, качеством и методологиями анализа» отмечено:

- респонденты указывали на желательность создания научной, согласованной и надёжной системы оценки. Доклад мог бы содержать изложенное в легкодоступной форме резюме и детальный научный анализ, охватывающий все аспекты устойчивого развития.

- группа респондентов предложила включать в доклад различные виды знаний, начиная от отрецензированных научных статей и существующих международных оценок и заканчивая местными знаниями и знаниями в распоряжении многих заинтересованных сторон, что позволит отразить взгляды научных кругов и пользователей научной информации во всем мире. Другая группа респондентов рекомендовала уделять внимание исключительно отрецензированной научной информации и материалам научных исследований.

Приведённое можно рассматривать как свидетельство того, что теоретический (теоретико-методологический) базис, используемый для анализа и учёта глобальных рисков и разработки количественных индикаторов развития, не соответствует системному междисциплинарному характеру реальных процессов.

К сожалению, не только ЦУР, но и другие концептуальные подходы к решению междисциплинарных проблем (концепция безопасности человека, концепция прав человека и др.) нуждаются в теоретико-методологическом обосновании содержащихся в них программных положений.

Тем не менее, в речи на церемонии приведения к присяге при вступлении в должность Генерального секретаря ООН 12 декабря 2016 года Антониу Гутерриш отметил: «Наш самый серьёзный недостаток (и здесь я имею в виду все международное сообщество) — это наша неспособность предотвращать кризисы…….

Сегодня нашим предназначением должно быть обеспечение мира.

В целях предотвращения мы должны заниматься коренными причинами, распространяющимися на все три основные сферы деятельности Организации Объединённых Наций: мир и безопасность, устойчивое развитие и права человека. Этому следует уделять первоочередное внимание во всей нашей деятельности»[3].

Данные установки задают ориентиры стратегического развития современного глобального мира и имеют определяющее значение для формирования новых подходов по обеспечению мира и безопасности, устойчивому развитию и реализации прав человека на уровне отдельных государств.

Вышеприведённое, на наш взгляд, имеет прямое отношение и к проблеме модернизации России. Модернизация как направленный процесс инновационного развития не может не учитывать целей устойчивого развития, необходимости принимать участие в реализации международных программ, решая одновременно проблему безопасности страны и её граждан в условиях вызовов XXI века.

Распространено мнение, что причиной неэффективных стратегических решений, на основе которых формируются программы и сценарии развития страны, является отсутствие государственной идеологии (национальной идеи). Так, Н. Михалков заметил: «Мне кажется, что то истреблённое слово, которого мы боимся, – «идеология», – это основа большой страны. Почему идеология должна быть только коммунистической? Идеология – это ориентиры. Если мы для себя не определим, что такое идеология нашей культуры, нашей нравственности, нам ничто не поможет. Мы обязаны к этому отнестись как к национальной безопасности».[4]

На наш взгляд, государственная идеология уже заложена в Конституции РФ. Это идеология социального государства.

Как известно, после Второй мировой войны социальное государство последовательно становится конституционным принципом построения государства нового типа, необходимость, которой была подиктована глобальными процессами и качественно новой социальной средой середины XX века.

В конечном итоге все развитые страны мира, стремясь учесть тенденции и реалии глобального мира конца XX века, фактически стали приверженцами социального государства. Именно модель социального государства на современном этапе исторического развития признана наиболее перспективной.

Однако существует ли Концепция социального государства, позволяющая обеспечить движение к новому этапу развития правового государства (как это имело место на Западе)? Такой концепции нет, хотя периодически проводятся научно-практические мероприятия, рассматривающие теоретические и практические аспекты построения социального государства. Отметим, что отождествлять построение социального государства с конституционными обязательствами государства по социальной защите населения (статья 7, раздел первый Конституции) неправомерно (хотя до сих пор и распространено).

В качестве типических характеристик социального государства ряд учёных отмечает следующие:

– обязательственная природа, которая выражается в том, что под угрозой утраты своей легитимности социальное государство для сохранения стабильности гражданского общества принимает обязанности по отношению к своим гражданам, признавая их социальные права;

– обеспечение возможностей для реализации частной и публичной автономии граждан;

– абсолютное равенство социальных и иных прав всех граждан;
– реальная заинтересованность государства в проведении активной социальной политики.[5]

Е.А. Лукашева, отмечая некоторые проблемы создания социального государства в России, подчёркивает: «И тем не менее, несмотря на перечисленные трудности, развитие социальной государственности - единственно возможный путь для свободного общества, которым хочет стать Россия».[6]

Идея социального государства должна реализоваться как на концептуальной основе, так и в ходе социальной практики.

Если рассматривать Концепцию (лат. conceptio) как систему взглядов на процессы и явления в природе и в обществе, лежащих в основе стратегии действий при осуществлении реформ, проектов, планов, программ, то в условиях теоретической неоднозначности важно при её разработке заложить терминологический аппарат, аналитическое и модельное обоснование путей достижения поставленных целей. Но концепция не должна содержать технологические, управленческие решения по всей вертикали административно-территориального устройства государства, учитывая участие в реализации программ представителей всех секторов экономики и сегментов общества.

Если исходить из того, что каждый гражданин Российской Федерации обладает на ею территории всеми правами и свободами и несёт равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, то важнейшей предпосылкой к созданию социального государства становится достижение устойчивости отдельных территорий. Именно в процессах самоорганизации реализуется право граждан на участие в управлении государством, создании социально-экономических предпосылок для достойной жизни и свободного развития человека, что и является целью социального государства.

Неотъемлемой составляющей обеспечения жизнеспособности модели социального государства является регулирование социальных процессов. Судить о характере, результатах и эффективности деятельности всех субъектов (государство, бизнес, некоммерческий сектор, наука, граждане) общественного развития можно по статистическим данным и системе социальных индикаторов.

Отметим, что современная практика социального управления (в отличие от командно-административной) не может основываться на единой системе индикаторов и показателей общественного развития. Разработка системы индикаторов для всех субъектов Российской Федерации с учетом их системной взаимосвязи и иерархичности для оценки, анализа и учета в современной модели управления является важнейшей теоретико-методологической задачей.

К примеру, такой индикатор как количество малоимущих в стране, с одной стороны, является одним из показателей системного кризиса, с другой, - важнейшим показателем социального и экономического развития, который при рассмотрении в региональном срезе отражает совокупность процессов и явлений соответствующего уровня.

На наш взгляд, именно построение социального государства позволит заложить основы устойчивого развития страны, обеспечив тем самым сохранение её идентичности в глобальном пространстве. «Одной из характеристик устойчивого существования системы является её способность противостоять внешним воздействиям (в определённом диапазоне взаимодействий) без существенных нарушений (из­менений) своих системных свойств, например, без изменения полноты набора своих системных инвариант»[7].

Необходимо отметить, что теория Гиперкомплексных динамических систем акад. А.Малюты содержит системный междисциплинарный инструментарий для проектирования и регулирования социальных процессов и построения модели устойчивого социального развития.

Сложность задач, которые предстоит решать человечеству в XXI веке, ни у кого не вызывает сомнений. Нами, как и ранее, подчёркивается необходимость формирования междисциплинарного мышления и использования междисциплинарного подхода в социальной практике. Наконец-то и во властных структурах прозвучал запрос на мультидисциплинарность и креативное мышление: "Тему мультидисциплинарности, креативного мышления, коммуникаций нужно отнести далеко в начало, и нужно думать о специальных программах, которые действительно сопровождают ребёнка всю жизнь, начиная с дошкольного образования, потому что именно там закладываются навыки основных знаний и основных представлений о том, что составляет человеческую культуру"[8].

Считаем, что лавинообразное увеличение глобальных и локальных проблем во всех регионах России требует совместного незамедлительного участия всех заинтересованных лиц, понимающих остроту существующего состояния дел, в формировании и реализации программ устойчивого развития как c целью профилактики возникновения новых проблем, так и в упреждающем решении уже существующих. Выбор теоретических основ управления является важной предпосылкой к успешности предпринимаемых усилий по регулированию процессов социально-экономического развития со стороны государственных структур, как в условиях кризиса, так и в стационарном режиме. Очевидно, что практическая деятельность в условиях кризиса и смены парадигм развития имеет свои особенности.

Несправедливо было бы преуменьшать вклад и усилия учёных, общественности, представителей бизнеса и структур государственного управления в построение новой России. Однако в целях повышения их результативности, на наш взгляд, целесообразно создание Координационно-аналитических центров, целью которых явилось бы формирование теоретико-методологических подходов, инструментария и технологий реализации социальной политики государства на основе научного (бесстрастного) анализа имеющегося интеллектуального потенциала России в интересах устойчивого развития России и реализации идеологии социального государства.

Особенностями нашего подхода к реализации программной деятельности являются:

1. Использование междисциплинарного системного подхода.

2. Этический деятельностный императив: при разработке различных программ и проектов и использовании полученных результатов всеми заинтересованными лицами делается ставка на разумную достаточность, практическую целесообразность и контролируемую эффективность пользования полученными продуктами и результатами.




[5] Бурменко Т.Д. Социальные услуги как атрибут социального государства // Известия ИГЭА (БГУЭП). 2013. - № 6.

[7] Закономерности системного развития / Малюта А. Н. - Киев: Наук. думка, 1990. - 136 с.

[8] Голодец: в РФ необходимо развивать междисциплинарное образование - https://ria.ru/education/20170127/1486622593.html